Весь процесс мироздания отражает деятельность Вечности существования, которая осознает свою деятельность в человеческом сознании.
Добытийное состояние Вечности предшествует состоянию бытия (Статья: «Существование мироздания до бытия»). Бесконечное-количественное исчезновение Вечности существования в нирване прерывается качественным скачком, в котором субстанция оказывается снятой - свернутой и образует форму бытия Вечности.

Бытие - особенное состояние Вечности существования, в котором сама Вечность вследствие своей особенной определенности превращается во время.  Время – момент существования, длящийся вечно. В отличие от Вечности время ограничено формой бытия и есть, по сути, самоотрицание Вечности в реальности.

Абсолютное качество бытия в ближневосточном религиозном процессе задано богом времени Зурваном, в первобытных временных искусствах – временем, а в  математике - единицей. Сравнительный анализ этих трех априорных первоисточников раскрывает истину процесса бытия.

Форма бытия осваивается в диалектическом процессе так, чтобы Вечность вернулась к себе в послебытийном состоянии и определила свою исходную непосредственность на уровне всеобщности вследствие освоения в себе всего проявившегося количества.

Вечность представила целый процесс бытия в ближневосточном религиозном процессе.

Вечность представила целый процесс бытия в первобытных временных искусствах.

Вечность представила процесс бытия в фундаментальных науках.

Эти три априорных источника познания процесса бытия при их сравнении дают истинное понимание особенного состояния Вечности.

Бытие развито от своей непосредственности (время), через свою особенность (движение), к своей всеобщности (субъективность).

В непосредственности бытия внешняя качественная определенность – идеальная форма и внутренняя - реальная количественная определенность соединены друг с другом и взаимоопределяются в структурном единстве. Качеством является
идеальное непрерывное время, а количеством – реальное дискретное время.

В добытийном состоянии качество еще не включало в себя количество, количество оставалось внешним качеству, поэтому раздвоения не происходило. В бытие качество сняло в себе количество, но оно проявилось на некоторой удаленности в возникшем качестве и выделилось из него. В непосредственности бытия качество раздваивается, выделяя из себя количество: так появилось время качественное непрерывное и время количественное-дискретное. В математике определилась единица единая-качественная и множество количественных единиц. В боге Зурване проявились Ормузд качественный, а Ариман количественный.

Ближневосточный религиозный процесс.
Ближневосточные религии моделируют состояния бытия в отличие от дальневосточных - пантеистических религий, представляющих добытийное состояние мироздания. Бытие здесь соединяет в себе все три уровня бытия: непосредственный, особенный и всеобщий. Непосредственное бытие, представлено музыкой и математикой, особенное-неорганическое бытие – обожествлением проявлений неорганического бытия (Солнце, Луна, звезды и др.), а всеобщее-органическое бытие – обожествлением растений и животных.

Итак, непосредственное бытие проявляется в обожествлении времени, особенное бытие дано в божественных образах космических явлений мегамира (Солнце, Луна, звезды и др.). Всеобщее бытие представлено растительными и животными состояниями в соответствующих божественных образах.

Все боги могут представлять все три уровня бытия. Так, Астарта, она же Иштар – богиня планеты Венеры, богиня земли, плодородия, любви и красоты. С Таммузом связано время, представленное круговоротом природы. Таммуз в глубокой древности олицетворял царскую власть и считался покровителем всей органической природы: «В дни Таммуза играйте на лазоревой флейте, / На порфирном тимпане с ним мне играйте./ С ним мне играйте певцы и певицы,/ Мертвецы да восходят, да вдыхают куренья!» (В.К.Шилейко. Из поэзии Вавилона, Сб. «Восток», кн.1, Пб., 1922, с.13-14).

Бесконечное-количественное исчезновение в пантеистической нирване существования, в том числе и бога прерывается качественным скачком к жизни, как это ярко представлено воскресающим богом растительности Таммузом. Качественный переход от дальневосточных пантеистических религий к ближневосточным религиям определен снятостью нирваны как ничего-несуществования в абсолютном качестве бога времени Зурвана. Так Вечность являет непрерывность своего мирового процесса – перехода от добытийного состояния к состоянию бытия.

«Зенд-авеста признаёт единое верховное начало бытия, которое называет «Вечное Время» (Зерван Акарана); из недр его происходят уже Ормузд и Ариман, Свет и Тьма, образующие своей борьбой существование настоящего мира». (Википедия).

«Зурванисты различали Зурван Акарана (бесконечное время) - вечность - и Зурван Дарга Хвадата (время долговластвующее) - период в 9 или 12 тыс. лет, на протяжении к-рого развиваются история мироздания и борьба 2 духов. Зурван Акарана, будучи истолкован в З. как рок или судьба, выступает в качестве универсального первопринципа. З. отличает представление об абсолютной предопределенности человеческого бытия и о всецелой подчиненности благим влияниям «податей» (знаков зодиака) и дурным влияниям «разбойников» (планет), размещенных в Спихре («теле Зурвана»). Это стало причиной особого распространения в З. астрологии как прикладной дисциплины, призванной выяснить судьбу человека. Идеи свободы воли и сознательного выбора между добром и злом (столь характерные для зороастризма) чужды З. Этическая проблема в З. отсутствует также в связи с представлениями о дуальности Зурвана, содержащего как благое, так и злое начало». (Православная энциклопедия).

Бог Зурван представлен как первый и как создатель существования вообще: «В начале, когда не существовало ничего: ни неба, ни Земли, ни каких-либо тварей на небе или на земле, — во Вселенной уже был и царил вечный изначальный Зерван (Зуруан), бог судьбы и времени». «Но никто не почитал его и не называл Творцом — ибо мир был пуст. Поэтому Зерван решил родить сына, бога-Творца, который создаст небо и Землю и всё, что есть на них. Зерван знал, что имя его сыну должно быть — Ахура Мазда (Ормузд).
Век за веком бог времени совершал жертвоприношения, чтобы Судьба даровала ему сына, но Ахура Мазда не появлялся на свет. Минула тысяча лет, а всё оставалось как прежде. И Зерван стал сомневаться.
— Есть ли какая-нибудь польза в этих жертвоприношениях, которые я совершаю? — подумал он. — Вот уже тысячу лет я совершаю их, и сколько же мне ждать ещё? И ждать ли вообще? Может быть, я стараюсь понапрасну? — размышлял Зерван, и от этого сомнения в чреве бога вместе с Ахура Маздой зародился Ангхро Майнью (Ариман).
Когда Зерван узнал, что у него будет два сына, а не один, он решил, что отдаст власть над миром тому из них, кто родится первым, и поклялся в этом нерушимой клятвой.
Всеведущий Ахура Мазда предугадал мысли отца и несколько простодушно рассказал всё Ангхро Майнью. Ангхро Майнью слушал брата — и торжествовал. Ещё не наступил срок им обоим выйти из чрева Зервана. Первым должен был родиться Ахура Мазда — ему и предназначалось сделаться владыкой мира. Но Ангхро Майнью решил, что наперекор Судьбе владыкой будет — он. Он разорвал чрево, вышел наружу и явил своё отвратительное обличье своему отцу Зервану.
— Я твой сын Ахура-Мазда! — объявил он. Зерван отшатнулся в гневе.
— Сгинь, нечистый! — закричал он. — Ты не мой сын Ахура Мазда! Ты — часть Тьмы, [ты] смердишь и любишь творить зло! Сгинь, я отвергаю тебя!
Бог зарыдал. И тут родился Ахура Мазда, светлый и благоуханный. И Зерван понял, что это его сын.
— Изыди! — крикнул он Ангхро Майнью. — Вот мой сын Ахура-Мазда, благословенный, владыка мира, а тебя я не знаю!
Ангхро Майнью приблизился к Зервану.
— Берегись! — пригрозил он. Ты ведь поклялся нерушимой клятвой, что отдашь власть над миром тому, кто родится первым.
Зерван содрогнулся. Он всё вспомнил. Клятва была дана, и нарушить её нельзя.
— Я сделаю тебя владыкой, — проговорил он. — Но царствовать ты будешь только девять тысяч лет. А потом ты сгинешь в небытие, и тогда навечно воцарится мой сын Ахура-Мазда, который исправит всё зло, содеянное тобой.
С тех пор мир находится во власти Ангхро-Майнью, и Зло будет править миром, покуда не истечёт назначенный Зерваном срок — девять тысяч лет, по прошествии которых Дух Зла сгинет и воцарится Ахура Мазда. Но верховным божеством был, есть и вечно будет Зерван. Когда Заратустра определил качество Ахура-Мазды как первичное-абсолютное, предшествующее богу Зурвану, он, по сути, представил в Ахура-Мазде исходную непосредственность Вечности существования мироздания, предшествующую времени и богу Зурвану, в котором Вечность уже представлена  в бытии снятым несуществованием».

«Ибо Ормузд и Ахриман -- это, соответственно, представители Добра и Зла, Света и Тьмы, духовных и материальных элементов в человеке, а также во вселенной и во всем, что в ней находится...
Мир, такой, каков он сегодня, двойственен, будучи творением двух враждебных существ, Ахура Мазды, доброго принципа, и Ангро-Майнью, злого принципа; все, что есть доброго в мире, произошло от первого, все плохое же в нем произведено последним. История мира -- это история конфликта между ними, о том, как Ангро-Майнью вторгся в мир Ахура Мазды и испортил его, и как он будет в конце концов изгнан оттуда. Человек является действующей силой в этом конфликте, и его обязанности, возложенные на него, заключены в законе, открытом Ахура Маздой Заратуштре. Когда наступит назначенный срок, появится сын законодателя, еще нерожденный, по имени Саошиант (Сосиош), тогда Ангро-Майнью и ад будут разрушены, люди восстанут из мертвых, и всеобщее счастье и благоденствие воцарятся по всей земле».
(Е.П. Блаватская. Ормузд и Ахриман - Magister.msk.ru
magister.msk.ru/library/blavatsk/.../b-91-03a.htm)

Выводы: Богу Зурвану-времени предшествует бог-Вечность. Заратустра определил качество Ахура-Мазды как первичное-абсолютное  проявление, предшествующее богу Зурвану, он, по сути, представил в Ахура-Мазде исходную непосредственность Вечности существования мироздания.

Раздвоение качества - выделение количества в качестве. Бог времени Зурван раздваивается в себе, определяясь во времени качественном – непрерывном и времени количественном – дискретном. Заратустра показал, что Ангхро-Майнью есть нечто совершенно иное по отношению к Ахура-Мазде, есть его противоположность – само несуществование, которое проявилось позже в существовании Ахура-Мазды. Р.Штайнер различает Ормузда и Аримана соответственно как время идущее вперед и время возвращающееся назад». «Теперь очень трудно вызвать представление о том, что Заратустра считал как нечто однородное стоящее за Ормуздом и Ариманом, о чем нам говорили греческие писатели, что древние предпочитали как живущее в этой однородности нечто живое и что Заратустра называл "Заруано - акарена" или "Заруано - акараиа". … В высшем смысле слова - одна ветвь времени идет в сторону будущего, вперед, а другая - в прошедшее, назад.

Ормузд и Ахриман -- это, соответственно, представители Добра и Зла, Света и Тьмы, духовных и материальных элементов в человеке, а также во вселенной и во всем, что в ней находится...

Ангхро-Манью есть проявление пантеистической нирваны вследствие не всеобщего-необходимого, а качественного единичного-случайного возникновения Зурвана и Ахура-Мазды.

Если в пантеизме нирвана еще представлялась как нечто положительное, то в ближневосточных религиях она воспринята как противоположность жизни - чистая отрицательность и зло несуществования, как ненависть-смерть. В ближневосточных религиях, очевидно, впервые возникли понятия добра-жизни и зла-смерти, а также любви и ненависти, как они представлены в биологическом процессе качественно любовью и количественно ненавистью - естественным отбором. Правда, любовь-добро здесь еще исходно соединена с ненавистью-злом в братьях Ормузде и Аримане – таково, очевидно наследие пантеизма, в котором добро и зло равноценны и необходимы.

Подробней:
Эволюция Ормузда и Аримана - Форум
wap.communist.borda.ru/?1-19-0-00000112-000-0-0-1449176491

Первобытные временные искусства. Музыка.
Самым первым средством представления Вечностью процесса бытия вместе с возникшим человеческим сознанием являются первобытные временные искусства. Абсолютное качество сознания соответствует абсолютному качеству времени.

Бытие начато со своего непосредственного временнОго состояния, передаваемого музыкой. Качественное время здесь идеально, непрерывно и являет свой чистый эмоциональный  смысл – счастье перехода от несуществования к существованию. Эмоциональное состояние в музыке представлено мелодией. По Гегелю «свободным звучанием души в сфере музыки является только мелодия» (Гегель. Эстетика. В4т. Т.3. М., 1971.С.314).

На некоторой удаленности в абсолютном качестве времени проявляется реальное количество, и тогда начинается диалектический процесс бытия-времени.

Количеством оказывается реальность-субстанция, которая здесь определена-структурирована абсолютным качеством-временем, превращена во временные точки вследствие опосредствования с качеством.

В процессе бытия качество-время имеет непрерывную длительность вследствие снятости в себе проявившейся реальности, такова мелодия, определяющая музыкальный процесс. Непрерывное качественное время противопоставляет себя реальности как дискретному времени в звуковых точках.

В качестве времени снята необходимость несуществования, и эта освоенность необходимости представлена объективностью закономерностей формообразования. Дискретное время оказывается реальным средством, которое осваивается качеством в структурном единстве с временными закономерностями формообразования. Качество времени определяет весь процесс, как это представлено в музыке мелодией. Хотя «мелодия заключает в себе бесконечную определимость и возможность непрерывного звукового развития, она должна всегда выступать перед нами как некоторое замкнутое в себе целое. Правда, это целое содержит в себе многообразие и имеет определенное развитие, но в качестве целостности оно должно быть завершенным внутри себя и потому нуждается в известном начале и конце, так что середина лишь опосредствует их» (Гегель. Эстетика. В4т. Т.3. М., 1971.С.317).
Гегель, представляет музыкальное развитие в мелодии, и это развитие соответствует диалектической схеме: «синтез-анализ-синтез». Музыкальный процесс есть обычный диалектический процесс, в котором начало и конец характеризуются единством, а в средней части качество опосредствовано с количеством.

Фундаментальные науки. Математика.
Структура фундаментальных наук задана Вечностью априорно, но до сих пор не осознается индивидуальным сознанием как целостный процесс бытия, в котором математика представляет непосредственность бытия, неорганическое бытие – особенность, а органическое бытие – всеобщность бытия. Фундаментальная наука оперирует только  оформленной реальностью – материей и пока не в состоянии осваивать математическую количественную реальность и, тем более субстанцию добытийного состояния. Поэтому фундаментальная наука отрицает существование всех этих реальных состояний, предшествующих Большому взрыву. Но и приближение физики к абсолютному качеству Большого взрыва, представленного фридмановской сингулярностью, задает такие парадоксы, которые на современном физическом уровне познания принципиально неразрешимы. Все свидетельствует о том, что неорганическому бытию предшествует некое состояние, которое проявляется в физике как ее основание, называемое «темной материей» и этим основанием является непосредственное бытие.

То, как Вечность показала себя в музыке, соответствует тому, что Вечность представила в математике. Как говорил Лейбниц, «музыка есть скрытое упражнение в арифметике души не умеющей себя вычислить»   (Каган М. Морфология искусства. Л., 1972. С.23).

Если в музыке Вечность вместе с сознанием осваивает процесс своего непосредственного бытия интуитивно, то в математике тот же процесс осваивается точно благодаря знаку – единице, в которой количественная многовариантность снята так, что получена однозначная истина. Проявившееся количество осваивается-снимается в качественной единице. Единица показывает фактическое онтологическое состояние Вечности, предельно свернувшей субстанцию - снявшей в себе реальность несуществования полностью, но как оказывается не окончательно вследствие ее количественной бесконечности.

Знак – единица есть результат освоения реальности в человеческом сознании. Вечность на своем человеческом уровне развития определила знаковую реальность непосредственно в первобытных временных искусствах, завершаемых словесным искусством - языком, на уровне особенности - в первобытных пространственных искусствах и на уровне всеобщности - в единице точного (точечного) познания.
В знаковой реальности-объективности точно определено то состояние, которое в музыке определяется интуитивно.

Арифметика. Символика знака отражает суть взаимоопределения качества Вечности с количеством-реальностью. В Абсолютном качестве математики, заданном единицей,  количество отсутствует, и Вечность здесь оказывается временем, в котором реальность несуществования полностью снята. Абсолютное качество – единица идеально завершено в себе. Вследствие отсутствия количества в абсолютном качестве единицы начало и конец соединены.

Арифметика является основной непосредственной частью математики настолько, что все последующие разделы можно рассматривать только как ее конкретизацию. «Арифметика, согласно Л. Кронекеру, играет по отношению ко всей математике ту же роль, что и сама математика по отношению к геометрии и прикладным областям». (Катасонов В. Боровшийся с бесконечным. Философско-религиозные аспекты генезиса теории множеств Г. Кантора. М., «Мартис». 1999).

Существование-все определено знаком единицей, а несуществование-ничего представлено знаком ноль.

На некоторой удаленности в качестве единицы проявляется количество, разделяющее начало и конец абсолютного качества, что дает начало диалектическому процессу освоения качеством проявившегося количества

«Качественное различие, составляющее определенность числа, - это … различие между единицей и численностью; к этому различию сводится, поэтому всякая определенность понятия, могущая иметь место в арифметических действиях». (Гегель. Наука логики. Т.1. М.,1970.С.280). Очевидно, это утверждение Гегеля следует понимать как взаимоопределение качества-единицы со своим количеством, которое есть снятость-самоотрицание единицы в количестве и превращение его в ограниченное-определенное количество. Таково определение средней части диалектического процесса в схеме: «синтез-анализ-синтез».

Так представлен переход к структурированию субстанциальной реальности от ее добытийной непрерывности к бытийной дискретности. «Дискретная величина имеет, во-первых, принципом «одно» и есть, во-вторых, множество «одних»; в-третьих, она по своему существу непрерывна, в то же время она «одно» как снятое, как единица, она продолжение себя, как такового, в дискретности «одних». (Гегель. Наука логики. Т.1. М.,1970. С.275).
В качестве единицы осваивается все проявившееся количество, что должно превратить ее из идеальной качественной единицы в реальную количественную единицу и таким образом определить исходную единичность-случайность возникновения абсолютной единицы всеобще-необходимо.

В будущих состояниях Вечности присутствуют все Ее прошлые состояния. Так и непрерывная субстанция присутствует в непосредственном бытие, являясь бесконечно-количественно реализуемым основанием точечного континуума. Гегель поэтому утверждает непрерывную связь между дискретными математическими образованиями. Непрерывность есть также следствие единой формы бытия, которая здесь еще не отделена от своего внутреннего количества.

Реальное количество оказывается бесконечным точечным множеством – континуумом несуществования, который и осваивается в математическом процессе. Качественная необходимость освоения количества, проявившегося в единице, осуществляется временем в единстве с количеством, что проявляется в закономерностях формообразования. Кантор отметил, что «Уильям Роуэн Гамильтон, например, определил арифметику как «The science of pure time” (наука чистого времени).

Симметрия начала и конца диалектического процесса, акцентированная в схеме: «синтез-анализ-синтез» показывает, что арифметика не только начинает, но и завершает математический процесс в теории множеств, и в этом завершении она бесконечно-количественно определяется на уровне всеобщности.

Вечность в процессе мегалитической архитектуры наглядно представила свой всеобщий метод освоения качеством количества, начиная от композиции, определяющей количество в целом (кромлех). Далее композиция развернута и опосредствована с реальным количеством  в ритме (ряды мегалитов). Наконец, композиция сворачивается и определяет отдельный элемент пропорционированием, осваивая его бесконечно-количественно (менгир).  Этот же процесс в арифметике начат с общего определения чисел, и через действия с числами, завершается определением равных отношений между ними - пропорционированием.

В третьей части качеством бесконечно снимается количество как отношение пропорционированием и интегрированием. При этом «даваемое Кантом понятие бесконечности, которое он называет истинно трансцендентальным, гласит, что последовательный синтез единицы при измерении определенного количества никогда не может быть закончен». (Гегель. Наука логики. Т.1. М.,1970. С.325). И действительно, это бесконечное-количественное завершение прерывается качественным скачком к геометрии.

В пропорционировании важны не сами пропорционируемые величины, а идеальное отношение между ними, которое становится тем точнее, чем ближе к абсолютному качеству единицы. Бесконечное приближение к этому пределу через относительное уменьшение (освоение) количества до бесконечно малых величин в пропорционируемых числах прерывается качественным скачком к единому измерению. Этим измерением оказывается радиус окружности, равный нулю - это точка. «В точке, правда, пространственная величина имеет определенность, соответствующую «одному». (Гегель. Наука логики. Т.1. М.,1970. С.279).  Определенное «количество в качественной форме есть количественное отношение». (Гегель. Наука логики. Т.1. М.,1970. С.257).

Количественное отношение рассматривается как пропорционирование – гармоническое соотношение, которое есть тем самым «лишь формальное единство качества и количества. Диалектика отношения состоит в его переходе в их абсолютное единство, в меру» [Там же, 257].

В бесконечном-количественном приближении к завершению своего процесса абсолютная-идеальная единица должна определиться на уровне всеобщности в реальной единице, сняв в себе все бесконечное количество единиц, но качественно единично-случайно скачком она превращается в точку. Здесь Гегелем намечена связь между арифметикой и геометрией: «числовой и пространственной» величинами.

Поскольку математика в целом представляет непосредственное бытие, в котором существование уже оформлено, то и арифметика является оформленным – пространственным состоянием, но таким, в котором пространство еще никак не отделено от времени; это состояние характеризуется единством непрерывности и дискретности в структуре закономерностей формообразования.
Подробней: (Мировоззренческий смысл арифметики - Форум
wap.communist.borda.ru/?1-19-0-00000102-000-0-0-1443441145).

      В.Перминов «Реальность математики» («Вопросы философии» №2 за 2012).


1.

Геометрия. В геометрии необходимость арифметики осуществлена не на уровне всеобщности, а на уровне особенности – выделением качественной непрерывности и ее противопоставлением количественной точечности.

Абсолютное качество геометрии – временная точка бытия, в которой снято количество.  Точка не трехмерна, а двумерна (хотя это и чисто теоретическое утверждение). Двумерная точка не имеет внутренней определенности. Форма эта вечна, статична, неизменна. Это абсолютное состояние пространственной завершенности формы проявляется в замкнутости-соединенности начала и конца временной точки. Таково первое определение абсолютного качества – времени в форме геометрического пространства.

Возникшая единично-случайно двумерная точка есть абсолютное качество геометрии, в которой осуществлен качественный скачок от непосредственного состояния математики - арифметики к ее особенному состоянию – геометрии. В геометрии качество - время опосредствовано с количеством - пространством. «Геометрия, вообще говоря, имеет своим предметом в виде пространственной величины непрерывную величину, а арифметика в виде числовой величины – дискретную». (Гегель. Наука логики. Т.1. М.,1970. С.279). Результатом завершения диалектического процесса арифметики должен был стать возврат к абсолютному качеству – единице. Однако абсолютное качество  геометрии сняло в себе количество и не вернулось к абсолютному качеству – единице, а определилось в точке. «В точке, правда, пространственная величина имеет определенность, соответствующую «одному». (Там же. С.279). Геометрическая двумерная точка явилась особенностью – внешней пространственной определенностью непосредственной единицы.

Очевидно, если бы завершение процесса арифметики произошло не на уровне особенности (случайно-качественно), а на уровне всеобщности (необходимо-количественно), то единица была бы получена.

«От единицы точка наследует свою неделимость; отсюда и ее определение: "точка - это то, что не имеет частей" (см.: "Начала" Евклида, кн. I, определение 1). Точку нельзя разделить потому, что она есть "воплощенное в пространстве" единое, а единое неделимо по определению.

Количество проявляется на некоторой удаленности от качественного начала в пульсации временной точки. Проявившееся реальное количество должно быть снято в точке. «У точки появляется и свойство, совершенно чуждое единице - жилице мира идей: она движется и своим движением порождает линию». (П.Гайденко)

Ритм пульсации геометрической точки предельно короткий такой, что конец совпадает с началом.

Качество должно снять в себе пульсирующее количество и вернуть свою исходную абсолютную идеальность.

Несуществование в пульсации оказывается чистым количеством, проявляющимся в идеальной форме точки.  Гегель определяет геометрическую точку как сущность, как то, что осталось после снятия непосредственности бытия. «Только тогда, когда знание из непосредственного бытия углубляется внутрь …, оно через это опосредствование находит сущность» (Гегель. Наука логики.Т.2.М.,1971.С.7). Гегель, следовательно, начинает процесс бытия не с арифметической единицы, а с геометрической точки, тем самым упуская действительное качественное начало бытия. Гегель отмечает только – количественную-пульсирующую определенность сущности: «сущность есть сначала простая отрицательность…отталкивание себя от самой себя…сущность есть то, чем было количество в сфере бытия: абсолютное безразличие к границе» [Там же 2, 9].

Не соответствует истине начала и его представление Шеллингом: Шеллинг через утверждение двух противоположностей стремится представить движитель сущности, ее качественную определенность: «Если природа изначально есть двойственность, то уже в изначальной продуктивности природы должны быть заложены противоположные тенденции… это неизбежное, хотя до сих пор недостаточно осознанное противоречие (а именно то, что продукт может возникнуть лишь вследствие столкновения противоположных тенденций, а эти противоположные тенденции взаимно уничтожают друг друга) может быть разрешено только следующим образом. Устойчивое пребывание продукта немыслимо без постоянного воспроизведения. Продукт следует мыслить в каждый момент уничтоженным и в каждый момент вновь воспроизведенным. Мы видим, собственно говоря, не пребывание продукта, а только его постоянное воспроизведение… Изначально продукт не более чем просто точка, граница, и лишь под натиском природы на эту точку она как бы возвышается до наполненной сферы, до продукта». (Шеллинг Г. Философия искусства. М., 1966. С.196-198).
Но природа изначально не есть двойственность, а есть абсолютное качественное единство существования. И только на некоторой удаленности от начала в качестве проявляется его количественная противоположность – несуществование, которую качество и осваивает в своем процессе.

Качество должно снять в себе количество и вернуть свою исходную абсолютную идеальность. Но в результате этого действия качества происходит опосредствование качества с количеством. Качество определяется не на уровне всеобщности, а на уровне особенности. Качество являет себя в непрерывности-длительности, а количество оказывается зафиксированным последовательным ритмом временных точек. Качественная непрерывность осваивает бесконечную ритмизацию временных точек, определяет-снимает ее в прямой линии и  ограничивает ее формой треугольника, противопоставляя бесконечной горизонтали вертикаль.

Прямая линия есть результат снятости дискретного времени в непрерывном времени.
«Евклид: Линия есть длина без ширины ( Е2 ). Границы линии суть точки ( Е3 ). Прямая линия есть та, которая одинаково расположена относительно всех своих точек (Е4 )».

«Видимо, переход от одного измерения к двум, от двух - к трем представляет собой такой же скачок; одномерная линия, двухмерная плоскость и трехмерное тело - это как бы три разных "состояния", между которыми - скачок, внезапный переход, осуществляемый не во времени, а "вдруг". "Деление", благодаря которому происходит "скачок" от n-мерного к n + 1-мерному миру, предполагает всякий раз "переход в другой род". Может быть, трудности понимания платоновского перехода в диалоге "Тимей" от треугольников к правильным многогранникам, а от них - к "стихиям": огню, воде и т.д. - также связаны с такого же рода "скачком"? Во всяком случае, подобное допущение не противоречит методу Платона». (П.Гайденко,69)

Но кривых в геометрическом процессе нет, поскольку «любое движение под действием нескольких последовательных сил порождает только ломаную линию, состоящую из прямых отрезков. Линий, у которых ни один из участков не является прямой, в действительности существовать не может. Линии бывают либо прямые, либо ломаные». (В.А. Илюшин. ФИЗИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ГЕОМЕТРИИ)

Первой фигурой с определенной площадью оказывается многоугольник с минимальным количеством углов – треугольник.

Объединяя точки в ритме, усложняемом по мере развития от пропорционирования отдельных элементов до композиции, стремящейся охватить все точки, качество-время определяет их из интенсивных в экстенсивные, т.е. превращает из внешних во внутренние, во внутреннюю определенность формы. «Экстенсивная и интенсивная величины суть, следовательно, одна и та же определенность определенного количества; они отличаются между собой только тем, что одна имеет численность внутри себя, а другая – вовне себя». (Гегель. Наука логики. Т.1. М.,1970. С.297).
Согласно диалектическому процессу, его завершение бесконечно возвращается к началу, определяя единичность-случайность начала на уровне всеобщности-необходимости свертыванием формы. Ритм превращается в замкнутую двумерную композицию, концентрирующуюся к центру, охватывая все точки и бесконечно снимая их в центре, в приближении к абсолютному качеству временной точки-«сущности».
Бесконечное приближение к временной точке-«сущности» соответствует определению математического бесконечного и есть устремленность ограниченного пространства от дискретности-прямолинейности к его непрерывности-криволинейности.
Это состояние - топологическое пространство, характеризуемое множеством элементов временных точек, определенных предельными соотношениями.

Треугольник образует переход от линии к плоскости, а затем и к таким правильным многоугольникам, которые бесконечно приближаются к кругу по мере уменьшения граней и увеличения углов между ними до предела – 180-ти градусов. Бесконечное-количественное освоение внутренних точек в центре необходимо возвращает завершение процесса к абсолютному качеству геометрии – временной точке согласно закону отрицания отрицания.

В завершении геометрического процесса акцентируется необходимость симметрии (синтез-анализ-синтез), представленная двумерностью правильных многоугольников.

Если в арифметике качество и количество едины-невзаимоопределены, то в геометрии они разъединены так, что качеством оказывается непрерывность формы (наиболее полно представленная плоскостью), а количеством является дискретность ее внутреннего точечного наполнения.

Количественное-необходимое достижение формы круга будет означать полное снятие внутренней-количественной точечной определенности во внешней-качественной определенности круга. Полная снятость внутренней определенности полагает нулевой радиус круга и, следовательно, отождествление с исходным абсолютным качеством геометрии - точкой.
Подробней: (Мировоззренческий смысл геометрии - Форум
wap.communist.borda.ru/?1-19-0-00000104-000-0-0-1443638769).

Множеств теория. Согласно закону отрицания отрицания, третья часть целого диалектического процесса возвращается к началу и определяет единичность-случайность абсолютного качества математики, заданного единицей, на уровне всеобщности-необходимости. «В рассмотренном законе охватываются не отдельные звенья, не отдельные состояния или переходы, а процесс развития, взятый в целом, раскрывается восходящая линия развития» (Диалектический материализм.М.,!972.С.171).

Арифметика непосредственна. Если геометрия представляет особенность арифметики, то теория множеств есть ее всеобщность. Непосредственность арифметики в теории множеств определена на уровне всеобщности вследствие снятости в абсолютном качестве времени всего проявившегося количества несуществования, как это и полагал Кантор. «Кантор желает, - как он сам мне говорил на съезде естествоиспытателей в Касселе, - писал Ф. Клейн, - достигнуть «истинного слияния арифметики и геометрии» в учении о множествах» (268). Это желание Кантора осуществлено соединением арифметики, характеризуемой одним измерением, с геометрией, характеризуемой двумя измерениями. В результате в теории множеств получено третье пространственное измерение и, следовательно, «достигается первоначальный исходный пункт, но на более высокой ступени». (Ф.Энгельс) (Диалектический материализм.М.,1972.С.165). В трехмерности теории множеств осуществлена необходимость завершения мегалитической архитектуры.

1). Пространство определяется однозначно в первой части непосредственного бытия вследствие единства времени со своим количеством. Символом этого уровня познания является мудрец Пифагор.
2). Пространство определяется двузначно во второй части непосредственного бытия вследствие опосредствования времени с количеством. Символом этого уровня познания является мудрец Евклид.
3). Пространство определяется трехзначно в третьей части непосредственного бытия вследствие единства времени с количеством. Символом этого уровня познания является мудрец Кантор.

Через этих мудрецов проявляется деятельность самой Вечности существования.

Единица явилась единичностью-случайностью качественного завершения искусства красивого – мегалитической архитектуры. Всеобщностью-необходимостью должна была стать трехмерная геометрическая точка, к которой бесконечно-количественно приближалось завершение мегалитического процесса. Такой представлялась форма Вечности в завершенной всеобщей определенности-снятости трехмерного пространства как материального количества вообще. В качестве единицы эта необходимость Вечности была осуществлена, но при этом трехмерность пространства исчезла, и сама Вечность получила ограниченность вечно длящегося момента – времени, в котором начало соединено с концом. Здесь, в абсолютном качестве теории множеств снято все бесконечное реальное количество несуществования так, что время вернулось к абсолютности Вечности и отождествилось с ней. Внешняя определенность-форма бытия, при этом, оказывается чистой идеальностью-смыслом. Можно было бы представить эту идеальную форму как сферу, как небо-Тянь в китайской религии меры.

    Концепцию устройства мироздания Платон излагает в диалогах «Тимей», «Государство» (книга десятая), а также в «Федоне». Космос Платона имеет форму совершенной сферы: «Тело космоса было сотворено гладким, повсюду равномерным, одинаково распространенным во все стороны от центра» [1, с. 474]. Согласно Платону рождению трехмерного «тела космоса» предшествовала двумерная плоскость [1, с. 472].
(Платон. Диалоги. Книга вторая. М.: Эксмо, 2008).

Эта внешняя определенность идеальна, поскольку смогла снять и определить бесконечное, казалось бы, принципиально неограничиваемое количество несуществования, представить его как актуальную бесконечность, в которой количество качественно снято.  Гегель подтверждает возможность и необходимость такого определения количества - несуществования: «Идеальность может быть названа качеством бесконечности» (Наука логики.Т.1.М.,1970.С.216). И сам Кантор, давая определение множества, мыслил эту качественную определенность как снятость в ней всякого количества: «множество есть многое, мыслимое как единое».

Тотальность абсолютного качества третьей части диалектического процесса такова, что оказывается недостижимой в дальнейшем количественном завершении теории множеств и к ней можно только бесконечно приближаться.

На некоторой удаленности количество в идеальной форме непосредственного бытия проявляется сначала как ничего, ограниченное тетраэдром, поскольку с треугольника начата всякая пространственная определенность. В диалоге «Тимей» Платон излагает свою теорию вселенной и утверждает, что все состоит из треугольников. По утверждению Платона появлению «трехмерного» пространства предшествовала двумерная «простая плоскость без глубины» [Платон. Диалоги. Книга вторая.М.:Эксмо,2008., с. 472].

Треугольник в качестве теории множеств обретает трехмерность, представленную первым платоновым телом – тетраэдром. В форме тетраэдра уже определена-ограничена реальность в своем фундаментальном состоянии ничего – это внутренняя субстанциальная определенность тетраэдра. Во внешней определенности - форме тетраэдра реальность также снята, но уже как математическая реальность - точечность, линия и плоскость. Эти математические реальности образуют форму – тетраэдр.

Дальнейшее развитие процесса теории множеств, продиктовано – определено стремлением реальной формы приблизиться к форме идеальной сферы, что и осуществлено развитием от тетраэдра к икосаэдру.

Икосаэдр в границах непосредственного бытия бесконечно-количественно приближается к идеальности сферы, не достигая ее.

Процесс третьей части определен по своей направленности не только во времени – возвратом к абсолюту единицы, но также и пространственно – возвратом к нулевому центру и снятию в нем всего количества.
Всеобщая форма бытия – безразмерная сфера уже не есть форма-непрерывность, как это было в геометрии. Теперь это композиция, в которой форма как внешняя-качественная определенность вернулась к единству со своей внутренней-количественной определенностью и есть чистая идеальность, представленная закономерностями формообразования в их неразрывном структурном единстве с реальной дискретностью. Закономерности формообразования конструируют пространство сферы бытия, компонуют в ней бесконечное множество временнЫх точек. Количество прошлых состояний непосредственного бытия, образует точечный континуум. По Коэну, континуум «рассматривается как невероятно большое множество, которое дано нам какой-то смелой аксиомой и к которому нельзя приблизиться путем какого бы то ни было постепенного процесса построения» (Коэн П. Теория множеств и континуум-гипотеза. М., 1969. С.282).

Структура додекаэдро-икосаэдрическая охватывает все временное пространство бытия, определяя закономерные временнЫе связи между временнЫми точками, как это происходит в музыкальных композициях, структурирующих звуковые точки в завершении музыкального процесса.

«Главный вывод из гипотезы Прокла состоит в том, что «Элементы»
Евклида, величайшее математическое произведение древних греков, является
отражением идеи гармонии Мироздания, которая стояла в центре греческой науки и
была связана с Платоновыми телами, которые символизировали Основные
Элементы Мироздания (огонь, воздух, земля, вода и эфир). Таким образом,
«гипотеза Прокла» позволяет высказать предположение, что хорошо известные в
античной науке "Пифагорейская доктрина о числовой гармонии Мироздания»
и «Космология Платона», основанная на правильных многогранниках, были
отражены в величайшем математическом сочинении греческой математики,
Началах Евклида. И это было главной целью Евклида!» (А.Стахов).

Андреас Шпейзер отстаивал точку зрения, что построение пяти правильных многогранников является главной целью дедуктивной системы геометрии в том виде, как та была создана греками и канонизирована в «Началах» Евклида[2].»

«Самое важное свойство правильных многогранников, сразу обращающее на себя внимание, – это их высокая степень симметричности. Определенное количество отражений вокруг разных плоскостей, а также целый ряд поворотов вокруг разных осей, переводят каждый из многогранников сам в себя. У каждого из них есть центр, через который проходят все эти плоскости симметрии и оси; вершины равноудалены от этого центра, это же верно для граней и ребер. Поэтому в каждый правильный многогранник можно вписать сферу, и около каждого из них можно описать сферу. (В этом плане, впрочем, они вполне аналогичны правильным многоугольникам, в каждый из которых можно вписать окружность и вокруг каждого из которых тоже можно описать». окружность).

Очевидно, и весь процесс мироздания есть тяготение к центру и стремление Вечности снять в нем все количество. От бесконечной распространенности - развернутости субстанции в добытийном состоянии, через свернутость и ограниченность количества как актуальной бесконечности в непосредственном бытие (математика), через стремление охватить и снять все математическое реальное состояние в особенном-неорганическом бытие, к всеощности органического бытия, ограниченного одной планетой Земля (насколько мы знаем). Конечная освоенность-снятость реального количества находится в центре Земли, там символически сконцентрировано все реальное количество мироздания.
Скачок к органике снимает количество как реальность вообще в идеальности субъективности и, наконец, сознания.

Все проявившиеся временные точки должны быть освоены и сняты в идеальной сферической форме бытия вечности, и эта необходимость проявляется во множестве поисковых вариантов оптимального достижения результата. Существует и теория графов, начатая Эйлером, которая позволяет осваивать временные точки. Граф – множество вершин, соединенных ребрами, определяет структуру платоновых тел. Формула: В+Г-Р=2 является основой топологии и теории графов.
Процесс освоения точек в структуре представляется необходимым сближением точек, их субстанциальным соединением и снятием в непрерывности формы. Временные (звуковые) точки осваиваются в первобытных временных искусствах, начатых музыкой. В музыкальном завершении это состояние характеризуется предельной эмоциональной напряженностью, создаваемой ускорением-ужесточением ритма. Такая предельная напряженность снимается скачком к танцу.

Ни Кантор, ни современные исследователи теории множеств пока не представляют ее как процесс, направленный на количественное освоение актуальной бесконечности. Но актуальная бесконечность, определенная качественно-единично-случайно, теперь должна быть определена всеобще-необходимо освоением всего содержащегося в ней количества.
В правильных многоугольниках и платоновых телах благодаря их центральной симметрии однозначно определена качественная цель и место ее реализации – это центры фигур, в которых должно быть полностью снято количество несуществования. Грани додекаэдра и икосаэдра тенденциозно тяготеют к центру фигуры, структурируя таким образом все внутреннее пространство актуальной бесконечности. Уменьшение граней по мере приближения к центру создает напряженность множества точек, предопределяет необходимость их соединения.

Необходимость возврата к идеальной форме сферы осуществлена качественным скачком к фридманской сингулярности, в которой реальное количество и внешнее и внутреннее полностью снято.

Литература
Гегель.Философия религии.Т.1.М.,1976.С.469
Сидихменов В. Китай. М., 1987.С.8.
Спиноза Б. Избранные произведения. В двух томах. М., 1957
Диалектический материализм.М.,!972.С.71