Сознание в первобытных временных искусствах.
Человеческий социум является сознательной формой бытия Вечности. Форма эта возникла только в первобытных пространственных искусствах. В эпохе первобытных временных искусств этой формы еще не было, Вечность существования сохраняла в них единство с животной биологической реальностью.

Эпоха первобытных временных искусств продолжалась чрезвычайно долго, может быть не один миллион лет. За это колоссальное по человеческим меркам время Вечность смогла освоить животное тело человека и снять его, определив сознание в знаковой реальности словесного искусства – языка. Вечность использовала уже созданный Ею процесс бытия как метод освоения биологической реальности – преобразования животного тела в человеческое.

В возникшем человеческом сознании повторяется и осваивается мировой процесс Вечности, начиная с самого начала – с возникновения Вечности существования из своего несуществования и заканчивая соединением сознания с вечностью, как это представлено в исихазме. Сознание, как и Вечность, есть абсолютное качество, в котором снято реальное количество. Далее, в идеальном качестве сознания проявляется реальность и начинается диалектический процесс ее освоения. Прежде всего, в Вечности проявляется первичная субстанциальная непрерывная реальность, которая всегда будет сопровождать Вечность, поскольку это единственное средство проявления идеального качества, неотъемлемое от него вследствие своей непрерывности. Субстанциальная реальность проявляется в мелодии, которое является качественной определенностью музыки.

Музыка. В непосредственном бытие, представленном музыкой, Вечность интуитивно в бесконечном многовариантном освоении проявившейся реальности вырабатывает наиболее рациональные способы ее освоения – это временные закономерности формообразования. Если в музыке они осознаются интуитивно, то в математике их осознание становится точным-научным, что и дало возможность человечеству создать и далее развивать свою техническую и производственную цивилизацию. В музыке сознание соединено с временем, и время в своем процессе непосредственного бытия определяет человеческое реальное количество-тело, предваряя таким образом его последующее оформление в танце..

Время в непосредственном бытие представлено качественно и есть идеальная непрерывность закономерностей формообразования – сама гармония мира, его форма. Средством проявления гармонии мира является дискретное время, представленное реальностью временных звуковых точек. Непрерывное и дискретное время не существуют отдельно, поскольку непосредственны и взаимоопределены в единой структуре.

Хотя качественное время определяет форму непосредственного бытия, тело – носитель сознания осваивается в музыке еще не как форма, а как реальное количество. Это проявляется в освоении индивидуального голоса - преобразовании его из животного в человеческий голос структурированный, способный передавать глубокие душевные нюансы - переживания. Здесь, очевидно закономерности формообразования играют определяющую роль. Но конечно главным качественным носителем смысла является мелодия непрерывная со своим непрерывным субстанциальным средством. Голос индивида – первое коммуникационное условие, создающее общность между людьми.
Танец.   Качественный скачок от музыки к танцу есть и переход от освоения тела как содержательного количества к его внешнему определению как формы (вихревой танец). И здесь в завершении танца пантомимой (поза, жест) создается пространственный коммуникационный знак-символ.

Словесное искусство. Качество-движение освобождается от материальности и оказывается субъективностью. Индивидуальность человеческого голоса реализуется на уровне всеобщности в звуке вообще. Здесь произошла полная снятость материальной реальности в самом его реальном основании «ничего». В сознании произошла замена материальной реальности знаковой реальностью-объективностью так, что само несуществование теперь обозначено молчанием. На некоторой удаленности в качестве молчания проявляется реальное количество, которое осваивается в языке-слове словесного искусства, бесконечно определяя исходную непосредственность молчания на уровне всеобщности в исихазме.

Исихазм есть бесконечное-количественное соединение человеческого сознания с абсолютным качеством существования. Исихазм – знаковая определенность, в которой проявляется сама Вечность существования – Бог. Завершение словесного искусства есть и бесконечное завершение человеческого процесса его отождествлением с Вечностью существования.

Сознание-социум в первобытных пространственных искусствах.
Бесконечное-количественное завершение процесса первобытных временных искусств прерывается  качественным скачком к первобытным пространственным искусствам. Таким оказался переход сознания от своего непосредственного состояния к особенному состоянию. В этом скачке-переходе сознание выделилось и противопоставило себя материальной реальности в собственной идеальной форме бытия – социуме. Сама форма социума есть знак, в котором необходимость исихазма (единство сознания с богом) осуществлена снятием реальности в идеальной форме социума.

Исихазм в социуме  осуществлен не на уровне всеобщности снятием в себе всего реального количества, а на уровне особенности – внешней определенности формы. Форма социума есть абсолютное качество, в котором отсутствует количество и которая поэтому завершена в себе единством начала с концом.

Неандертальцы. Идеальность формы социума обретает реальность с проявлением в ней количества – людей. «Происхождение неандертальцев традиционно связывается с территорией Европы. Считается, что около полумиллиона лет назад, некие эректоидные формы, то есть имевшие отношение к питекантропам, мигрировали на территорию Европы, и там довершилось происхождение этого ископаемого сегодня вида или подвида человека. … Реликтовый геном, который был определен, то есть структура митохондриальной ДНК, говорит о том, что общий предок этих «денисовцев», как их назвали по аналогии с неандертальцами, жил около миллиона лет назад. То есть мы имеем сегодня уникальную ситуацию: территория Алтая оказалась местом встречи двух представителей ископаемого человечества - людей, которые ведут свою генеалогию от неких ископаемых гоминид, древностью около миллиона лет, может быть, 800 тысяч лет, если основываться на более поздних исследованиях уже ядерной ДНК, и неандертальцев».  (Mednikova M. Postcranial human fossils from the Altai mountains: Denisova and Okladnikov Caves people and their taxonomical position // Characteristic features of the Middle to Upper Palaeolithic Transition in Eurasia, A.P.Derevianko, M.V.Shunkov eds. – Novosibirsk: IAET SB RAS, 2011а. - P.150-159).

Первые люди – неандертальцы существуют в идеальной форме социума, полностью подчинены ей и осознают это. Сохранились памятники-знаки (символы), свидетельствующие о таком осознании по полному отсутствию внутренней-количественной  определенности в идеальной-качественной определенности внешнего контура ямок в камне и обводок кистей рук. «В мустьерских стоянках (в Ля Ферраси и многих других) обнаружены лишь валуны с пятнами краски или каменные плиты с углублениями, залитыми красной краской. Многие исследователи расценивают это явление как исток изобразительной деятельности первобытного человека» [4.192]. [3.32-33].

Идеальный социум коммунистический то есть такой, в котором индивидуальное человеческое сознание снято в общественном сознании, определяемом Вечностью существования.

Социум неандертальцев является первым - коммунистическим обществом, в котором снята индивидуальность множества людей. Считается, что неандертальцы жили родами. Но это животное объединение, во всяком случае, входило в общее объединение социума и было снято в нем. Здесь проявилось различие между объединением высших животных, определяемым родовой любовью, и человеческим социумом, определяемым всеобщей любовью.

Сама Вечность существования «запрограммировала» этот скачок от животной-родовой к человеческой-всеобщей любви, так продолжив и завершив свое не только качественное, но и количественное освобождение от материальной зависимости. Сначала это была полная зависимость от своего тела в эгоизме низших животных. Полная зависимость от материальности была преодолена сначала в половой любви отрицанием своего тела в другом теле, а затем и обобщением любви до родового уровня, все же ограниченного материальностью рода.  В родовой любви животные вплотную приблизились к всеобщей – человеческой сознательной любви, в которой полностью снята материальная зависимость от тела. И, наконец, это освобождение осуществилось в человеке. Сознание оказалось чистой идеальностью, представляющей абсолютное качество существования.

Социум неандертальцев определяется эстетически, моделируя растительную любовь к красивому. Когда в социуме все же проявляется реальное количество, представляющее внутреннюю определенность, то это количество сохраняет единство с формой настолько, что, по сути, отдельно нет ни формы, ни ее количества, а есть их неразрывное единство, представленное структурой закономерностей формообразования. Неандертальцы продолжили освоение закономерностей формообразования, как это представлено в их произвольных абстрактных композициях.

Качественный скачок от неандертальца к кроманьонцу.
Неандерталец-собиратель самодостаточный-укорененный в том ареале, в котором он возник. Это южная Европа и южные территории России в приближении к Тихому океану. Уже найдены неандертальцы, жившие на Алтае. «В результате раскопок на территории Республики Алтай сибирскими археологами летом 2011 года обнаружены останки костей неандертальцев».

Можно было бы предположить, что все люди на Земле начались с неандертальцев. Но пока сюда не вписываются африканские негроиды – единственные "чистокровные" сапиенсы на планете, остальные, согласно новейшим расчётам, имеют неандертальскую примесь)» (С.Дробышевский).  «мы - это homo sapiens, но, по-видимому, произошло скрещивание современных людей с денисовцами, и следы этого генетического воздействия этих реликтовых ископаемых людей мы сегодня видим и у современных жителей Меланезии, и у жителей Австралии и еще в 33 популяциях современного человечества». (Krause J., Orlando L., Serre D., Viola B., Pufer K., Richards M.P., Hublin J.-J., Hanni
C., Derevianko A.P., Paabo S. Neanderthals in central Asia and Siberia // Nature. – 2007. – V. 449. – P. 902–904. )

Вечность существования осваивает в своей качественной идеальности количественную реальность, в том числе и в человеке-неандертальце, определяя его сознание. Качественная идеальность, существующая в человеке, еще сохраняет единство с телом, и это единство представлено наиболее глубинным первым подсознательным животным чувством – эгоизмом или любовью к своему телу.  Это то животное «Я», которое по мере освоения социумом реальности в человеке определенностью «Мы» все более выявляется. Ведь социум, осваивая количество своим качеством, соединяется с этим количеством настолько, что вследствие своей идеальности все более поглощается материальной реальностью как более сильной в бытовом постоянном решении животных проблем тела (питание и др.).

Из общей массы людей-неандертальцев происходит выделение более активных, которые хотят вопреки чувству всеобщей любви получить больше, чем другие, менее активные и менее сильные. Так в социуме неандертальцев нарастает протест «сильных» против их уравнивания со «слабым» большинством, в обществе проявляются эгоистические тенденции. Возможно, внешней, непосредственной причиной проявления эгоизма стало резкое ухудшение условий жизни, в первую очередь нехватка пищи. Происходит постепенное логически необходимое выделение группы охотников и превращение их из неандертальцев-собирателей в охотников-кроманьонцев.
Это превращение оказалось настолько существенным, что повлияло даже на генетический код человека, изменив его.

До недавнего времени считалось, что кроманьонцы не имеют ничего общего с неандертальцами, но более глубокие исследования показывает возможность и даже необходимость этого родства. «Получены антропологические и генетические подтверждения смешения между неандертальцами и современными людьми[32]. В 2009 году профессор Сванте Паабо из Института эволюционной антропологии Макса Планка в Лейпциге сообщил на ежегодном собрании Американской ассоциации содействия развитию науки об успешном прочтении ядерного генома неандертальца. Первоначально каких-либо признаков гибридизации кроманьонцев с неандертальцами не удалось обнаружить[33]. Однако уже к маю 2010 года типичные для неандертальцев аллели генов были найдены в геномах ряда представителей популяций современных людей[34][35]. «Те из нас, кто живёт за пределами Африки, несут некоторое количество ДНК неандертальца», — заявил профессор Паабо. «Генетический материал, унаследованный от неандертальцев, составляет от 1 до 4%. Это немного, но достаточно, чтобы утверждать о достоверном наследовании существенной части признаков у всех из нас».

Проявление индивидуального сознания - «Я», а также ухудшение условий проживания породило жестокость кроманьонцев-охотников по отношению к неандертальцам-собирателям, неспособным к ответной жестокости, что привело их к уничтожению-поеданию кроманьонцами-охотниками. Так произошло разделение и в человеческом мире на травоядных и хищников. . Если человеческое качество возникло в травоядных, то здесь победили хищники.

Травоядные, укорененные в своем ареале и, связанные с землей, остаются на месте. Хищники более мобильны, непосредственно не связаны с землей и в поисках пищи распространяются по Земле. Возникают расы из-за приспособления к различным климатическим условиям. Кроманьонцы (а возможно и неандертальцы), вышедшие на дальнем востоке к Тихому океану, распространяются на юг и на север, образуя монголоидную расу.
Очевидно они же перешли Берингов пролив и продолжили свое распространение на американском континенте, двигаясь с севера на юг.

Развитие социума после исчезновения неандертальцев.
Качество человеческого социума на уровне его непосредственности определено Вечностью в первобытных пространственных искусствах, начиная с социума неандертальцев и заканчивая, бесконечным-количественным приближением к определению социума на уровне особенности в форме государства.

Качественный скачок Вечности от моделирования растительного состояния к моделированию животного состояния представлен в переходе от неандертальцев-собирателей к кроманьонцам-охотникам и характеризуется снятием идеальности социума неандертальцев в индивидуальном сознании кроманьонца. Так возникло человеческое «Я» - самосознание, которое почувствовало свое единство с некими высшими силами, представленными религией вещизма-тотемизма.

Переход от первой части социума ко второй части есть первое отрицание тезиса в антитезисе. И действительно, социум отрицает свою идеальность в реальности, по сути, снимая себя в человеческом теле.

Очевидно, здесь моделируется Вечностью крайняя степень самоутверждения «Я» как отрицания всех других «Я» в агрессивном эгоизме (соотв. бактерии). Затем следует эгоизм самосохранения (соотв. моллюски) и, наконец, эгоизм самоудовлетворения – пресыщения материальностью (соотв. червь дождевой), ведущий к утрате смысла дальнейшего развития.

Очевидно, в процесс социума можно видеть всю диалектическую методологию Вечности.
Типовые трехчастные схемы диалектического процесса подтверждаются здесь явно. Схемы синтез-анализ-синтез и тезис-антитезис-синтез показывают переход от первой ко второй части, который сейчас и рассматривается. Диалектические законы также дают подсказку, раскрывающую суть этого перехода. Первая часть (неандертальцы) характеризуется законом единства и борьбы противоположностей – единством качества-социума и количества (люди). Вторая часть (кроманьонцы), характеризуемая законом перехода количественных изменений в качественные, показывает, что качество социума выделено из реального количества и противопоставлено ему. Это значит, что во второй части уже есть опосредствование социума и людей: в социуме снята человеческая индивидуальная материальная определенность, а в человеке присутствует идеальный смысл социума.

Можно было бы ожидать, что в завершении освоения животных чувств кроманьонцами-охотниками произойдет возврат к непосредственной идеальности социума неандертальцев, и социум определится на уровне всеобщности, вернувшись к единству с человеком и сняв его в себе согласно закону отрицания отрицания. Но это только завершение определенности первого животного чувства, за ним слкдует определение второго животного чувства – половой любви и определение третьегл животного чувства родовой любви. Итак, опосредствоване социума и людей только устливается.
Качественный скачок от первобытного состояния, завершаемого родовой любовью, к послепервобытному состоянию всеобщей любви осуществляется не на уровне всеобщности, а на уровне особенности, акцентируя противоположности социума и людей в классовом государстве.

В первобытных пространственных искусствах Вечность осваивает реальность как пространство, преобразуя ее в идеальность социума. Хотя в неандертальцах определялось пространство как форма социума, но при этом сохранялось единство идеальности Вечности и количественной реальности в структуре закономерностей формообразования.

Кроманьонцы-охотники.
Абсолютным качеством кроманьонцев является индивидуальное сознание – идеальное «Я», которое можно представить как самосознание, заключающее в себе всю реальность. Это самосознание и проявляется в религии – тотемизме. «Я» осознает себя богом.
На некоторой удаленности проявляется количество – множество других «Я». Абсолютное качество «Я» таково, что отторгает-отрицает все другие «Я», как это проявляется в агрессивном эгоизме. Затем происходит опосредствование качества «Я» с количеством в эгоизме самосохранения. И, наконец, в эгоизме самоудовлетворения – пресыщения материальностью намечен переход к самоотрицанию «Я» в «Ты» половой любви.

В качестве социума кроманьонцев-охотников идеальная форма социума неандертальцев обрела реальность – пространственную непосредственность, в которой качественная идеальность соединена с материальностью. Непосредственность освоения пространства в социуме кроманьонцев-охотников выражена реалистическим изобразительным искусством. Реалистическое изобразительное искусство кроманьонцев-охотников есть пространственный знак социума, в котором внутренняя-количественная определенность создает внешнюю определенность - форму изображения. Кроманьонцы-охотники осваивают первое-основное животное чувство - эгоизм, определяемый коммуникационным отношением «Я» (любовь к своему телу). Первое животное чувство основное, и оно устремлено к освоению пространства не только на уровне непосредственной трехмерности в скульптуре, но и на уровне особенности-двумерности в настенной живописи и даже к определению пространства на уровне всеобщности в линейности-точечности графики.

Матриархат. Качественный скачок-переход от кроманьонцев-охотников к матриархату выделил качество-любви из количества-материальности, как это и было намечено генетическим кодом. Произошло разделение на мужское и женское начала  определившее переход от эгоизма к половой любви и, соответственно, от отношения «Я» к отношению «Ты». Мужское начало это само качество формы, в которой снято материальное количество, но которое проявляется на некоторой удаленности и являет себя как женское начало. Мужское качество определяет себя через самоотрицание в женском количестве, как это представлено религией анимизма, в которой женское начало одушевляется.

В качественной форме пространство дано на уровне особенности – внешней определенности в первобытном декоративном искусстве. Пространство осваивается от минимального - ассоциативного обобщения (мезинские птички, например), через неявное ассоциативное обобщение в орнаменте, к неасссоциативному обобщению, завершаемому точечностью, которые соединяются и образуют непрерывную линию, обретающую бесконечность в круге. Очевидно, это и есть максимальное обобщение-определение двумерной формы пространства. Тем не менее, форма эта еще не завершена, поскольку сохраняет внутри себя реальное количество. Только освоение этого внутреннего  количества может сделать форму абсолютной, идеально завершенной. Освоение-снятие количества в круге бесконечным движением внешней определенности к центру (колесо гончарное) дает качественный скачок - снятие внешней определенности в точке центра. Это соединение внешней определенности с внутренней определенностью определяет их взаимоисчезновение – исчезновение пространства вообще в абсолютном качестве сознания таков переход от половой любви к всеобщей любви и от «Ты» к этическому коммуникационному отношению «Мы».

Патриархат. Этот грандиозный скачок сознания – переход от животного к человеческому качеству отмечен религией колдовства, в котором сознание представляет себя всемогущим. В отношении «Мы» непосредственное «Я» определено на уровне всеобщности и есть завершенность этического определения социума. О том, что это так, свидетельствует возникновение искусства красивого – мегалитической архитектуры и, следовательно намечен возврат от этического определения человеческого социума к его эстетической определенности неандертальцами.

В абсолютном качестве патриархата, освоившего и снявшего пространство на уровне всеобщности, на некоторой удаленности проявляется реальное количество, которое определяется в целом от композиции и через ритмизацию материальных элементов, завершается пропорционированием отдельного элемента. Количественное завершение пропорционирования представлено каменными шарами, уменьшаемыми в бесконечном приближении к геометрической точке, в которой материальное количество должно быть полностью снято, чтобы дать абсолютную качественную форму пространства. Но качественный скачок неожиданно дает единицу математики. Мегалитическая необходимость определения пространства на уровне всеобщности осуществится только качественным завершением математического процесса  фридманской сингулярностью.

В абсолютном качестве патриархата возникло человеческое качество всеобщей любви. Но проявление реального количества ограничило ее любовью родовой, соответствующей любви высших животных.

Послепервобытное состояние социума.
Вместо соединения идеального качества социума с реальным количеством-людьми, возврату к абсолютному качеству социума неандертальцев и определению его непосредственности на уровне всеобщности вследствие освоения в этике всего реального количества, Вечность осуществила качественный скачок, в котором, наоборот, акцентировала особенность - противоположность идеальности социума и реальности людей. Так возникло классовое общество.

В послепервобытной истории повторяется то развитие социума, которое было развито в первобытном состоянии, но теперь социум осваивается не на интуитивном-чувственном, а на разумном уровне развития. Это значит, что качество социума сняло в себе реальность-материальность и противопоставило себя материальности в теоретической-знаковой реальности разума. Человечество должно начать с освоения коммунизма неандертальцев и затем перейти к освоению социума этически, как это представлено развитием кроманьонцев, начиная от эгоизма и через половую любовь завершая процесс родовой любовью в бесконечном приближении к всеобщей любви.

Китайское послепервобытное начало. Пантеизм.
Гегель в китайской религии меры убедительно показал ее первичность, Эта религия оказалась непосредственным следствием возникновения науки - математики. (Гегель. Философия религии.Т.1). Китайская реалигия меры определила переход от первобытного к послепервобытному состоянию человечества. Первичность китайского общества в этом состоянии проявилась в сохранении патриархальности, семейственности, религии колдовства – признаков, характерных для патриархата. Но и само китайское государство представлено как некая величественнейшая империя, расположенная в центре земли. «Над всем господствует безграничное круглое небо, внизу простирается земля квадратной формы, а в центре нее – срединное государство, т.е. Китай, который называли еще Поднебесной страной». (В.Сидихменов.Китай.М.,1987.С.6).

Нам также становятся понятными многие эстетические положения китайского государства как проявления коммунизма неандертальцев в неустанной заботе о всех людях. Понятна и многотысячелетняя законсервированность китайской культуры и ее коммунистического начала, застывшего в ожидании, когда человеческое общество придет к коммунизму. Только когда Китай дождался появления этого своего коммунистического начала в сознании человечества, он сделал колоссальный скачок в своем современном развитии.

Переход от первобытного интуитивного познания в искусстве к послепервобытному точному познанию в науке – это результат определения искусственной знаковой реальности на уровне всеобщности в единице математики, начавшей точное познание. Знак, определенный на уровне всеобщности, позволил сознанию выделиться и противопоставить себя материальности в собственной знаковой реальности – мышлении, что дало соответствующий мировоззренческий уровень познания сначала в религии, а затем и в философии.

Конфуций. «В строгом смысле слова конфуцианство неправомерно полностью относить к религии, хотя в нем присутствуют религиозные элементы: вера в божественную силу Неба, обожествление императора, культ предков и т.п. Однако душой его является этико-политическое учение, в котором разум преобладает над чувствами. В конфуцианстве основное место занимают вопросы этики, морали, нравственной природы человека, а также принципы управления государством. … Конфуций в своих проповедях всегда ставил в пример легендарных правителей Яо, Шуня и Юя, призывая своих современников учиться у них, подражать им во всем». (Там же.С.125-136).
«Древние конфуцианцы учили: «человек по своей природе склонен к добру; люди рождаются с добрыми наклонностями и по природе своей одинаковы» (Там же.С.140)

О том, что определенность государства начата с морали, свидетельствуют дальневосточные пантеистические религии. Послепервобытное первенство этих религий определено наиболее ранним непосредственным состоянием реальности – субстанции еще никак неоформленной.
Абсолютное качество пантеизма задано Китаем.  Китайское государство наиболее соответствует качественному определению первого, пантеистического государства, прежде всего по предельной простоте реальности неба-Тянь, а также вследствие ярко выраженного чувства всеобщей любви и проявлению своего первобытного основания – родовой любви патриархата с его всемогуществом, явленным религией колдовства и ярко выраженными родовыми отношениями. «Точка зрения колдовства достигла здесь даже формы организованной монархии» [Гегель 1976 1, 469].

Всеобщая любовь – таково абсолютное качество морали. Она – результат развития животных чувств от любви к своему телу (эгоизм), через любовь к другому телу (половая любовь), до любви ко всем телам своего рода (родовая любовь) в бесконечном приближении к любви всеобщей-человеческой. В этом послечувстве, основанном на разуме, снята природная материальная зависимость в идеальности сознания. Необходимость разумного послечувства всеобщей любви представлена в книге «Мо-цзы» (ок.479-400 гг. до н. э.): «Небо любит справедливость и ненавидит несправедливость. Таким образом, если вести народ Поднебесной на свершение справедливых дел – это значит делать то, что любит небо. Если я делаю для неба то, что оно любит, то и небо также делает для меня то, что я люблю… Небо не хочет, чтобы большое царство нападало на малое, сильная семья притесняла слабую, маленькую семью, чтобы сильный обижал слабого, хитрый обманывал наивного, знатный кичился перед незнатным. Это все то, что противно воле неба. Небо желает, чтобы люди помогали друг другу, знающие учили бы незнающих, делили бы имущество друг с другом. Небо также желает, чтобы верхи проявляли усердие в управлении страной и в Поднебесной царил порядок, а низы были усердны в делах» (Книга «Мо-цзы»)

Сравнение морали Конфуция и морали буддизма показывает, что мораль из единичной – элитарной определенности превращается во всеобщую определенность всех людей. Так, согласно «конфуцианскому учению китайское общество делилось на «благородных мужей», обладающих высокими морально-этическими качествами, и «ничтожных людей», управляемых этой элитой. Духовную основу всех качеств «благородного мужа» составляет учение о «великой морали» (да дэ), имеющей «небесное происхождение». [Сидихменов 137].

Сравнение морали буддизма с моралью Конфуция свидетельствует о ее стремлению к высшему завершению. Мораль в буддизме претендует на завершение морального процесса в целом, как это будет представлено во всеобщей любви Христа, преодолевшего пантеистический пессимизм утверждением спасения человечества. Из первой заповеди буддизма следует: «И как мать любит свое дитя и готова пожертвовать своей жизнью ради него, так пусть каждый любит всех такой любовью и будет готов отдать свою жизнь за других. Пусть человек растит в себе это чувство любви ко всему миру, пусть не допускает различия между людьми. Пусть человек всегда бодрствует в этом состоянии, ходит ли он, сидит, стоит ли он или лежит. Это и есть самое высшее состояние, доступное человеку. Когда все любят друг друга, не может быть различия между высшими и низшими, господами и рабами». [ Сидихменов 1987 197].

Соответствие ближневосточного религиозного процесса состоянию кроманьонцев.
Добытийное состояние дальневосточных пантеистических религий, в котором сознание сохраняет единство с реальностью, соответствует коммунистической непосредственности неандертальцев. А состояние бытия, представленное ближневосточным религиозным процессом, в котором сознание опосредствовано с реальностью формой бытия, соответствует определенности кроманьонцев.
Процесс начат добром Бога времени и судьбы Зурвана и завершен добром зороастризма, бесконечно побеждающего зло. Также и библейский процесс начат добром Бога Святого Духа, творящего мир и рай на земле. Завершение библейского процесса богом Христом есть апофеоз добра непротивлением злу.

Зло проявляется в средней-количественной части диалектических процессов (качество-количество-качество, синтез-анализ-синтез, тезис-антитезис-синтез). Эти классические диалектические схемы показывают причину зла как отрицания добра (антитезис) в средней части. Схемы также показывают, что в средней части происходит освоение качеством количественной реальности отрицанием качества в количестве.

Первозданное зло-ненависть выделено и представлено Ариманом. Ближневосточный религиозный процесс повторяет-моделирует развитие социума, как он был задан в первобытных пространственных искусствах от его эстетического определения неандертальцами, через этику и ее сближение с этикой в человеческом обществе.
Бог Таммуз представляет растительное состояние («играйте на флейтах»). Бог Ваал соответствует животному эгоизму, Богиня Астарта – половой любви, а бог Ормузд – родовой любви. Качественный скачок от Ормузда к Богу святому Духу есть переход от моделирования животного состояния к моделированию человеческого состояния.

В первобытном и добытийном состояниях зло не акцентировалось, а в бытии оно обрело свое крайнее проявление. Это первозданная ненависть Аримана, которая наложила свой жесткий тяжелый отпечаток на деятельность Ваала и Астарты. Ваал и Астарта резко осуждаются в Ветхом завете, что не мешает им и сегодня проявляться в средней-количественной части иудаизма, полностью поглотившей в себе качества бога Иеговы и коммунистического общества ессеев.  Так на современном уровне утверждается «грязь мира» (например, гомосексуализм на государственном уровне).

Насколько злой дух ненависти пропитал человеческое общество, видно по его современному состоянию. Неудивителен поэтому вывод Дарвина о человеческой сущности, имеющей корни именно в средней – количественной части процессов: «Когда встречаются две человеческие расы, они ведут себя совершенно так же, как два вида животных: сражаются, поедают друг друга, заражают друг друга болезнями и т. д., а затем наступает последний этап смертельной борьбы, когда решается вопрос, кто обладает наиболее современной организацией и инстинктами (у человека это интеллект), чтобы победить». Что же сделали с богочеловеком!?

Послепервобытное взаимоопределение социума Господствующий класс и все остальное множество людей.
Либерализация возвращает человека от его высшего достижения – богочеловека к человеку-животному, как это представлено Дарвином. Ненависть естественного отбора только по видимости продвигает биологический процесс от его низшего материального состояния к высшему идеальному состоянию, воплощенному в человеческом сознании. На самом деле в ненависти отбора происходит приспособление к реальной необходимости, по сути, подчинение ей. Иное дело, освоение материальности через противопоставление количественной ненависти качества любви, которое и приводит, в конце концов, к освобождению идеальности от материальной зависимости в  человеческом сознании.

По контрасту можно показать египетское начало, противостоящее китайскому мировосприятию. Вот палетка Нармера, которая пережила пять тысячелетий. На ней «Фараон представлен в «красной короне» правителей Нижнего Египта, увенчивающей его в знак победы над ними. В руках у него жезл и цеп. Он участвует в процессии вместе с шестью приближёнными к месту, где лежат связанные и обезглавленные враги». 

Египетское начало отличается от китайского начала так же, как кроманьонцы—охотники от неандертальцев-собирателей. Если дальневосточный пантеистический процесс  дает человека, похожего на иоановского, то ближневосточный процесс определяет человека прометеевского.

После-послепервобытное состояние есть возврат к началу
Качественный скачок к определению социума на уровне всеобщности осуществлен в после-послепервобытном состоянии пространственного материального производства, в котором социум возвращается к единству с материальностью, завершая таким образом свой симметричный процесс: синтез-анализ-синтез, поскольку пространственное материальное производство симметрично первобытным пространственным искусствам относительно средней части, определяемой научно в форме разума. Социум - особенный уровень развития человеческого качества, в котором идеальное сознание выделено из материальности в своей форме и противопоставлено материальному носителю сознания – телу.
В материальном производстве создается искусственное пространство сначала на уровне всеобщности в архитектуре, затем на уровне особенности в дизайне и, наконец, на уровне единичности, определяя самого человека.

Переход к познанию социума на уровне пространственной особенности в 21-м в. н. э.
Современное состояние человечества показывает завершение освоения социума на уровне пространственной непосредственности, соответствующей кроманьонцам-охотникам, и переход к освоению пространства на уровне особенности, что соответствует первобытному матриархату.

Весь проходящий процесс человеческого социума был определением эгоистического «Я», хотя и претендовал на свою завершенность чувством всеобщей любви. Так, религия в качестве богочеловека Христа утверждала эту необходимость, а коммунизм СССР ее осуществил практически, соединившись с материальностью и сняв ее в себе отрицанием частной собственности.
Тем не менее, «Я» на этом уровне всегда оставалось определяющим, будь то Бог, Моисей, Сталин или какой либо другой выдающийся деятель.

Современное состояние социума есть результат его развития на протяжении, десятков тясяч лет, начиная с появления общества неандертальцев и заканчивая коммунизмом СССР. Процесс социума определялся от его непосредственности в первобытных пространственных искусствах, через его особенность в теоретическом-разумном послепервобытном состоянии, к его всеобщности в после-послепервобытном состоянии пространственного материального производства.

Казалось бы, социум до конца определился в коммунизме СССР, вернувшись к идеальному социуму неандертальцев и определив его непосредственность на уровне всеобщности.

Но, с одной стороны, человек не дотягивает до отрицания материальной зависимости, и его эгоизм проявляется как только уменьшается давление социума на человека. С другой стороны, мы видим все признаки нового отношения к пространству в явном переходе от его определения на уровне непосредственности к определению на уровне особенности.

Признаки нового – особенного отношения к пространству соответствуют тем, которые проявились в первобытных пространственных искусствах в переходе от социума кроманьонцев-охотников к социуму матриархата.

2. Первобытные пространственные искусства - Философия ...
newtheory.ru

Искусство. Явным признаком является скачок в начале 20-го века от реалистического искусства, (которое осваивалось кроманьонцами-охотниками), к абстрактно-декоративному искусству, (начатому в первобытном матриархате). В. Кандинский оказался одним из основоположников эпохального перехода от реалистического содержания к абстрактной форме.

В первобытном декоративном искусстве форма обрела свою завершенность в ритуальных образах мезинских «птичек», выразивших одушевленность женского начала. Различные прототипы: женщина и птица здесь соединены в общей форме. Смысловую связь изображений женщины и птицы «фиксируют известные «птички» из Мезина …, которые имеют на спине отчетливое абстрактно-знаковое обозначение женского чрева как неиссякаемого источника жизней» (Ранние формы искусства. М.,1972.С.60).

То, что мы видим сейчас – это, скорее идеальная форма, объединяющая и осмысленно снимающая в себе множество различных прототипов реальности, как это выразительно представлено в работах Сальвадора Дали. Это минимальное ассоциативное обобщение явлений реальности – снятие их в единой форме авторского смысла-замысла. Конечно, здесь огромное различие между первобытным коллективным сознательным восприятием  и современным индивидуально-сознательным его воспроизведением. Тем не менее, аналогичность результатов прошлого и современного восприятия здесь явная.

Наука. Фундаментальная наука также делает в начале 20-го века качественный скачок, аналогичный переходу от содержания (внутренняя определенность) к форме (внешняя определенность). Эйнштейн вышел за границу Вселенной и определил ее в форме сферы, А Александр Фридман представил абсолютное качественное начало этой формы Вселенной – геометрическую точку, в которой внутренняя-количественная определенность полностью снята и радиус равен нулю. С фридманской сингулярности началось расширение Вселенной. Так в науке осуществился качественный переход от освоения пространства на уровне содержательной непосредственности к уровню особенности-формы.

Женщина. В это же время пробуждается самосознание женщин. Женское начало бунтует, хочет лидерства. Женщины начинают борьбу за свои права, утверждая свою значимость в общественной жизни. «Характерной чертой метафизики присутствия и ее ядра логоцентризма, считает Деррида, является примат мужского активного начала. Именно поэтому логоцентризм может быть осмыслен как фаллоцентризм. Женское начало подавлялось или просто игнорировалось» [История современной зарубежной философии 1997].
«сексуальная революция, происшедшая во второй половине 20 века, оказалась возможной благодаря тому, что сексуальность децентрализовалась; она высвободилась (в первую очередь у женщин) от репродуктивной функции. Сексуальность освободилась от доминирования мужского начала вследствие научных достижений» (Э.Гидденс. Вопросы философии, №2 за 2005).
Кажется, что освобождение женщины от репродуктивной функции противоречит состоянию матриархата, но на самом деле оно вскрывает суть матриархата – одушевление женского начала и отрицание в нем мужского начала: «основным выразителем примитивно-анимистических воззрений – в самом широком и глубоком смысле этого понятия – явился обобщенный женский образ» (Ранние формы искусства.М.,1972.С.65).

Философия. Переход к особенному мировосприятию подготавливается философией экзистенциализма, начиная с Кьеркегора. Экзистенция-душа здесь оказывается оформленной и выделенной в собственной идеальной определенности бытия. «Я» отрицает себя в «Ты», утверждая таким образом свою открытость другому «Я» и соединение с ним через самоотрицание в коммуникации. «Кьеркегор сознательно занимался самой глубокой философской проблемой, проблемой сообщения» (Ясперс Карл. Смысл и назначение истории. М.,1991.С.387).

Борьба с эгоизмом трудна, и, может быть, метод биологической эволюции является единственным, осуществляемым на генетическом уровне. Как говорил Шопенгауэр, «Эгоизм по своей природе безграничен: … все для меня, и ничего для других…Эгоизм колоссален – он возвышается над миром. Ибо, если бы каждому отдельному человеку был предоставлен выбор между его собственным уничтожением и гибелью всего прочего мира, то нет нужды говорить, куда в огромном большинстве случаев склонился бы выбор» [Шопенгауэр – Свобода воли и нравственность. М., 1992. С.196].

Переход от кроманьонцев-охотников к матриархату сопровождался оседлостью, земледелием, скотоводством, резким уменьшением агрессивности в обществе и бытовой упорядоченностью. А что ожидает нас?

Процесс непосредственного освоения пространства завершен коммунистическим социумом, который начат в СССР и затем распространился в другие страны, в первую очередь в Китай, который с самого своего начала был склонен к такому общественному устройству

Коммунизм в России и других странах осуществлялся на уровне непосредственного освоения пространства, о чем свидетельствует и реалистическое искусство социалистического реализма, и наука, абсолютизирующая материальность и количество вообще. Хотя Александр Фридман открыл сингулярное начало Вселенной именно в Советской России, его идеи не соответствовали тотальному материализму марксизма.

Коммунистический социум СССР завершает историческое развитие человечества на уровне непосредственного освоения пространства. Это высшее достижение человечества – результат религиозного и научного приближения к идеалу, заданному библейским раем на земле. Коммунизм открывает двери в Космос, полагая, что он не несет зло и достоин распространяться во Вселенной. Все готово к этому: и Циолковский, и Гагарин, и сам коммунизм. «В итоге второго десятилетия (1971–1980 гг.) будет создана материально-техническая база коммунизма, обеспечивающая изобилие материальных и культурных благ для всего населения; советское общество вплотную подойдет к осуществлению принципа распределения по потребностям, произойдет постепенный переход к единой общенародной собственности. Таким образом, в СССР будет в основном построено коммунистическое общество. Полностью построение коммунистического общества завершится в последующий период», - предусматривалось, в частности, III Программой КПСС».

Если коммунистический социум был готов к осуществлению всечеловеческого идеала, то люди оказались не готовыми к нему. Людей разбаловала легкая жизнь, люди стали инфантильными, потому что все заботы о них взяло на себя государство. Люди заскучали, им захотелось чего-нибудь «солененького», захотелось выйти «из наезженной колеи» (В.Высоцкий). И люди жестоко поплатились за эту свою инфантильность, что и привело к разрушению первого коммунистического государства, государства, принципиально отрицавшего частную собственность как источник всяческих народных бедствий, государства, о котором мечтал еще Платон. «Платон так и не смог найти правителя в Греции, который попытался бы воплотить его идеалы. Советская Россия стала первой и единственной инкарнацией его проектов» (В.Россман).

То, что не смогла разрушить вся интеллектуальная и военная мощь гитлеровской Европы, было разрушено хитростью-ложью разума. Так, Рейган назвал Россию «империей зла», а в самой России такие люди как Сахаров и Солженицын поддакивали ему, призывая к разрушению СССР.

Коммунизм хотел перейти от животного эгоизма к человеческой всеобщей любви, минуя освоение промежуточных животных чувств: половой любви и родовой любви. Но, очевидно это невозможно и человечеству придется пройти все этапы как они были запрограммированы в первобытных пространственных искусствах.